Федеральный бюджет проект, прогнозы, дефицит бюджета

Полезная информация в статье на тему: "Федеральный бюджет проект, прогнозы, дефицит бюджета" от профессионалов для людей. По всем вопросам обращайтесь к дежурному юристу.

Федеральный бюджет России на 2016 год в цифрах по всем статьям

Бюджет Российской Федерации – это документ, в котором содержится план доходов и расходов государства за определенный период. Федеральный бюджет составляется на год и принимается в общем порядке, установленном для всех законодательных актов. Исходя из информации, содержащейся в статьях документа, можно сделать выводы об источниках поступления денежных средств, размере налоговых платежей, социальной политике государства и многих других факторах, оказывающих прямое влияние на функционирование экономики страны.

14.12.2015 года был принят Федеральный закон № 359 «О федеральном бюджете на 2016 год», в котором были установлены основные характеристики бюджета, нормативы распределения доходов между различными бюджетами бюджетной системы страны, источники поступления средств, а также направления их расходования. Какие же цифры заложены в бюджет России на 2016 год?

Бюджет Российской Федерации в 2016 году: основные показатели

Ключевым показателем, на основании которого формировался бюджет России на 2016 год, является стоимость барреля нефти марки Brent. Согласно предположениям чиновников, она составит 50 долларов США; курс американской валюты по отношению к российской установится на отметке в 63,3 рубля. По состоянию на сегодняшний день эти показатели далеки от реальности – стоимость барреля нефти составляет 36,27, а курс доллара – 71,05 рубля.

Кроме того, Федеральным законом установлены следующие значения основных экономических показателей:

Структура бюджетных расходов в 2016 году

Для того чтобы определить направленность государственной политики в 2016 году, можно представить вышеприведенные экономические показатели размера затрат в долях от общей суммы расходной части бюджета.

Распределение расходов бюджетных средств в 2016 году выглядит следующим образом:

[3]

  • 27,7% – социальная политика;
  • 19,2% – оборона;
  • 15,9 – национальная экономика;
  • 12,7% – правоохранительная система;
  • 7,2% – общегосударственные вопросы;
  • 4,2% – межбюджетные трансферты;
  • 4,1% – обслуживание государственного долга;
  • 3,6% – образование;
  • 3,0% – здравоохранение;
  • 0,6% – культура;
  • 0,5% – СМИ;
  • 0,5% – ЖКХ;
  • 0,4% – физкультура и спорт;
  • 0,4% – охрана окружающей среды.

Утвержденный на 2016 год бюджет показывает, что уровень расходов в стране значительно превысит уровень полученных доходов. Несмотря на снижение уровня социальной поддержки населения и высвобождения денег по всем возможным статьям расходов, законодателям удалось приблизиться к дефициту бюджета в размере 2 360,2 млрд. рублей, что составляет 3,0% от размера ВВП. Экономический прогноз для России в 2016 году читайте здесь.

Обязательным условием достижения такого показателя является увеличение стоимости барреля нефти марки Brent до 50 долларов США (при том, что на конец декабря 2015 года это значение снизилось до 36,7 долларов за баррель).

В том случае, если цены на нефть, вопреки ожиданиям российских экономистов, занимающих высокие должности в Правительстве, не поднимутся до отметки, установленной при проектировании бюджета, есть серьезный риск увеличения его дефицита. В этом случае Правительству придется искать новые источники его пополнения и, вероятнее всего, в их качестве выступят доходы и пособия рядовых российских граждан.

Отправить по почте

Федеральный бюджет

Ежемесячная информация об исполнении федерального бюджета
(данные с 1 января 2011 г.)

Дата публикации: 02.09.2019

Ежеквартальная информация об исполнении федерального бюджета
(данные с 1 января 2011 г.)

Дата публикации: 02.09.2019

Ежегодная информация об исполнении федерального бюджета
(данные с 1 января 2006 г.)

Дата публикации: 02.09.2019

Государственный внешний долг Российской Федерации (2011-2019 гг.)

Дата публикации: 18.09.2019

Таблицы ежемесячных значений объема государственного внутреннего долга Российской Федерации

Дата публикации: 18.09.2019

Оперативные данные об остатках средств федерального бюджета в депозитах, бюджетных кредитах и ценных бумагах по сделкам РЕПО

Федеральный бюджет на 2018-2020 годы — режим жесткой экономии

1. Основные характеристики федерального бюджета на 2018-2020 гг., млрд руб.

Источник: пояснительная записка к проекту федерального закона «О федеральном бюджете на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов».

Поступления от основного источника ненефтегазовых доходов – НДС – прогнозируются в течение всего трехлетнего периода с небольшим превышением (0,3 п.п. ВВП) над объемом поступлений от данного налога в 2017 г. Доходы от налога на прибыль, «импортных» пошлин и акцизов в целом прогнозируются в долях ВВП для всего периода 2018–2020 гг. на уровне 2017 г., что является вполне обоснованным.

В 2018–2020 гг. планируется снижение общего объема расходов федерального бюджета с 18,1% ВВП в 2017 г. до 15,6% ВВП к 2020 г. Отметим, что в период с 2011 по 2017 г. расходы федерального бюджета не опускались ниже 18% ВВП.

В целом эффективность бюджетной консолидации последних лет традиционно оставалась достаточно низкой: с 2013 по 2017 г. расходы федерального бюджета сократились с 18,6 до 18,1% ВВП, при этом они выросли на 24% в номинальном выражении и сократились лишь на 9,7% в реальном выражении. Заметно ухудшилась структура расходов федерального бюджета: сокращению подверглись преимущественно производительные статьи расходов (инвестиции в инфраструктуру, науку и в человеческий капитал). Столь резкое сокращение расходов федерального бюджета – на 2,5 п.п. ВВП за ближайшие три года – связано с подстройкой бюджета под новое бюджетное правило, принятое в июле 2017 г.

Напомним, что, согласно правилу, предельный объем расходов определяется как сумма трех компонентов: 1) базового объема нефтегазовых доходов, рассчитанного при базовой цене на нефть на постоянном уровне 40 долл./барр. марки Urals, и соответствующей ей базовой цене на природный газ; 2) объема ненефтегазовых доходов, рассчитанных в соответствии с базовым вариантом среднесрочного прогноза Минэкономразвития России; 3) расходов по обслуживанию долга. Несмотря на очевидную простоту и понятность данной конструкции, новое бюджетное правило не обладает необходимой устойчивостью: при накоплении средств в Фонде национального благосостояния (ФНБ) хотя бы на уровне 10–15% ВВП начнется сильное политическое давление в сторону пересмотра базовой цены, как это уже было в 2005 г. Кроме того, все компоненты бюджетного правила ведут себя либо проциклично, либо ациклично, что не позволяет удерживать расходы на относительно постоянном уровне.

По нашему мнению, заложенная в проекте бюджета динамика расходов в недостаточной мере позволяет поддерживать за счет бюджета экономический рост и может поставить под угрозу выполнение социальных обязательств (в условиях сохранения текущего законодательства в социальной сфере).

Нам представляется оправданной тактика удержания непроцентных расходов федерального бюджета не ниже 16% ВВП и дефицита федерального бюджета не выше 1,5% ВВП при обеспечении плавного снижения доли непроизводительных расходов (на оборону, правопорядок, госуправление, субсидии госкомпаниям и финансово окупаемым и нститутам развития, социальные расходы) и сохранении текущего уровня налоговой нагрузки. Это позволит соблюсти баланс между необходимостью, с одной стороны, обеспечивать потребности граждан в образовании и здравоохранении, социальной поддержке, общественной безопасности и т.п., а с другой стороны, сохранять достаточно благоприятные условия для ведения бизнеса.

Читайте так же:  Налог на домашних животных в россии

В разрезе функциональной классификации расходов наибольший их прирост в абсолютном и относительном выражении к концу трехлетнего периода, в 2020 г., относительно уровня 2017 г. запланирован по следующим разделам:

– «Обслуживание государственного и муниципального долга» на 149,9 млрд руб., или на 20,8%;

– «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» на 163,5 млрд руб., или на 8,3%;

– «Образование» на 38,9 млрд руб., или на 6,2%;

– «Здравоохранение» на 46,9 млрд руб., или на 10,4%.

Также предполагается незначительный прирост объемов финансирования в 2020 г. по сравнению с 2017 г. по разделам «Межбюджетные трансферты общего характера» и «Охрана окружающей среды» на 21,5 и 1,9 млрд руб., или на 2,7 и 2,0% соответственно.

Сокращение расходов в долях ВВП к 2020 г. относительно 2017 г. отмечается по большинству разделов, в том числе: «Социальная политика» на 1,1 п.п. ВВП, «Национальная оборона» и «Национальная экономика» на 0,6 п.п. ВВП, «Общегосударственные вопросы» на 0,3 п.п. ВВП, «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» и «Межбюджетные трансферты общего характера» на 0,2 п.п. ВВП, «Образование» и «Физическая культура и спорт» на 0,1 и 0,06 п.п. ВВП соответственно. По остальным разделам функциональной классификации расходы в 2020 г. в долях ВВП остаются на уровне 2017 г. Необходимо отметить существенное снижение именно непроизводительных расходов федерального бюджета.

Доля расходов, распределенных по программам, в общем объеме расходов бюджета в 2020 г. относительно 2017 г. остается неизменной, на уровне 51,5%. Что касается направлений государственных программ, то наибольшая доля расходов за весь период 2018–2020 гг. пойдет на «новое качество жизни» (19,6%) и инновационное развитие экономики (12,5%). Такие крупные направления расходов, как пенсионное обеспечение и поддержание обороноспособности страны, по-прежнему не входят в программную часть федерального бюджета.

Особенностью законопроекта становится отказ от федеральных целевых программ (ФЦП) в 5 пилотных госпрограммах. Если в 2017 г. финансируются из бюджета 33 ФЦП, то до 2020 г. планируется профинансировать только 14. При этом мероприятия программ, не потерявшие свою актуальность, предполагается включить в мероприятия действующих подпрограмм или интегрировать во вновь разработанные подпрограммы (например, ФЦП «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности Российской Федерации на период до 2020 года и дальнейшую перспективу» трансформировалась в подпрограмму «Комплексное развитие фармацевтической и медицинской промышленности»).

Следует также отметить, что проектный подход, который должен стать более эффективным инструментом реализации приоритетов государственно й политики, чем ФЦП, пока не интегрирован в полной мере в программный бюджет. Так, по данным Счетной палаты, в бюджете 2017 г. на реализацию приоритетных проектов предусмотрено 122 млрд руб., что составляет 1,3% от программных расходов федерального бюджета.

Секретные и совершенно секретные ассигнования в 2018 г. сократятся на 7,0% до 2 трлн 896,3 млрд руб. (3,0% ВВП) и составят 17,5% расходов федерального бюджета. Несмотря на относительно большую открытость проекта бюджета, доля закрытых расходов по-прежнему более чем на порядок превосходит аналогичные показатели государственных финансов в развитых странах, а значит, его прозрачность едва ли можно признать удовлетворительной.

Основным источником финансирования дефицита федерального бюджета в 2018 г. будут являться средства ФНБ, а в 2019–2020 гг. – государственные заимствования (табл. 2).

2. Источники финансирования дефицита федерального бюджета, млрд руб.

Источник: пояснительная записка к проекту федерального закона «О федеральном бюджете на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов».

Такие объемы заимствований (с реальной ставкой доходности на текущем уровне 2,5–3% и при темпах экономического роста в 2%) приведут к некоторому росту объема госдолга и увеличению расходов на его обслуживание. Госдолг составит 16,1% ВВП против 13,6% по итогам 2017 г.

При этом масштабы заимствований примерно соответствуют размерам госинвестиций (открытой части) и даже превосходят их. В предлагаемых правительством РФ параметрах бюджета поступления от приватизации не являются значимыми (колеблются в интервале 11–13 млрд руб. ежегодно), что в целом не соответствует логике оптимизации государственного участия в экономике.

Финансовые взаимоотношения с регионами

В соответствии с прогнозом сохраняется тенденция стабилизации уровня доходов и расходов консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации и сокращения бюджетного дефицита. Реальные объемы доходов и расходов субъектов РФ в ближайшие 3 года будут находиться на уровне, близком к уровню 2015–2017 гг. Совокупный бюджетный дефицит регионов не должен превысить 0,01–0,05% ВВП. Вместе с тем определенное опасение вызывает тенденция к сокращению реального объема межбюджетных трансфертов регионам (с 1,85% ВВП в 2017 г. до 1,44% ВВП в 2020 г.), что приведет к сокращению общего реального объема доходов региональных и местных бюджетов, росту бюджетного неравенства, а также дальнейшему сокращению инвестиционной составляющей бюджетных расходов регионов и муниципальных образований. В наибольшей степени от этого могут пострадать регионы с наименьшим уровнем бюджетной обеспеченности (республики Северного Кавказа, Республика Алтай, Республика Тыва, Камчатский край, Республика Калмыкия, Чукотский автономный округ, Республика Бурятия и др.).

В 2017 г. проведена централизация части налога на прибыль организаций по ставке 1% с дальнейшим перераспределением соответствующего объема между субъектами Российской Федерации через дотации на выравнивание. Эта мера увеличила объем трансфертов регионам на 0,07% ВВП. Даже с учетом этого к 2020 г. объем выравнивающих дотаций сокращается до 0,59% ВВП, что ниже уровня 2016 г. (0,60% ВВП).

Можно отметить общую тенденцию к увеличению доли нецелевой финансовой помощи в межбюджетных трансфертах (c 44% в 2017 г. до 50% к 2020 г.), что происходит за счет снижения реального объема субсидий и иных межбюджетных трансфертов. Это будет способствовать повышению прозрачности системы межбюджетных отношений и гибкости региональных властей в проведении своей бюджетной политики.

Выступая 22 сентября 2017 г. на заседании президиума Госсовета, президент России сообщил о принятии решения реструктуризовать накопленные бюджетные кредиты регионов на 7–12 лет. Определенные проблемы в связи с реализацией данного решения могут возникнуть у регионов, имеющих большой накопленный объем бюджетных кредитов, рефинансировать погашение которого придется за счет увеличения коммерческого долга (Республика Мордовия, Смоленская область). Но, несмотря на возможные проблемы для ряда регионов, постепенный отказ от использования бюджетного кредитования представляется решением, освобождающим бюджетную систему от выполнения несвойственных ей кредитных функций.

В заключение нужно подчеркнуть, что параметры бюджета, сформированные на основе новых бюджетных правил, свидетельствуют о попытке Правительства осуществлять политику жесткой бюджетной экономии. Удержание расходов федерального бюджета в номинальном выражении примерно на уровне 2017 г. может позитивно сказаться на улучшении бюджетной устойчивости. Однако достаточно вероятным представляется другой сценарий: параметры федерального бюджета могут быть существенно скорректированы в дальнейшем для решения задач, которые будут поставлены руководством страны в рамках нового политического цикла. Подобная корректировка может затронуть уже бюджет 2018 г. Примером такой политики в нынешнем политико-деловом цикле являются майские 2012 г. указы президента. С учетом этого заниженные оценки доходов и расходов оставляют резерв для принятия новых расходных обязательств, и реальный уровень расходов федерального бюджета, несмотря на новые бюджетные правила, может оказаться значительно выше запланированного в законопроекте объема.

Читайте так же:  Декретный отпуск новое в законодательстве, порядок оформления и расчета

Федеральный бюджет на 2018-2020 годы — режим жесткой экономии

В настоящее время в Госдуме находится на рассмотрении проект федерального бюджета на 2018–2020 гг. Его отличительными чертами являются консервативный прогноз цены на нефть, сильное сокращение расходов в результате применения новых бюджетных правил и высокий уровень государственных заимствований. Кроме того, с началом в 2018 г. нового политического цикла может потребоваться наращивание расходов для решения задач, поставленных руководством страны.

В конце сентября 2017 г. в Государственную Думу РФ был внесен законопроект о федеральном бюджете на 2018 г. и на плановый период 2019 и 2020 гг. (далее – законопроект). Проект федерального бюджета на предстоящие три года имеет следующие основные показатели – табл. 1.

Общий уровень доходов федерального бюджета в долях ВВП, согласно законопроекту, сократится с 16,0% ВВП в 2017 г. до 14,8% ВВП к 2020 г. Основным фактором его снижения станет динамика нефтегазовых поступлений вследствие крайне пессимистичной оценки мировых цен на нефть – 49,9 долл./барр. в 2017 г., 43,8 долл./барр. в 2018 г. и 41–42 долл./барр. в 2019–2020 гг. При этом прогнозируемое ослабление рубля к доллару не сможет в полной мере компенсировать снижение цен на нефть.

По нашим оценкам, цена на нефть в рассматриваемом периоде будет колебаться на уровне 46–48 долл./барр. и ей будет соответствовать обменный курс в 60–63 руб./долл. В случае реализации подобных ценовых и курсовых ориентиров объем нефтегазовых доходов превысит заложенный в бюджете уровень на 0,1 п.п. ВВП в 2018 г. и на 0,3–0,4 п.п. ВВП в 2019–2020 гг.

Поступления ненефтегазовых доходов ожидаются на стабильном уровне 9,8–10,0% ВВП, что в соответствии с бюджетными проектировками связано с улучшением макроэкономической ситуации, ростом качества налогового администрирования и индексацией ставок акцизов.

1. Основные характеристики федерального бюджета на 2018-2020 гг., млрд руб.

Источник: пояснительная записка к проекту федерального закона «О федеральном бюджете на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов».

Поступления от основного источника ненефтегазовых доходов – НДС – прогнозируются в течение всего трехлетнего периода с небольшим превышением (0,3 п.п. ВВП) над объемом поступлений от данного налога в 2017 г. Доходы от налога на прибыль, «импортных» пошлин и акцизов в целом прогнозируются в долях ВВП для всего периода 2018–2020 гг. на уровне 2017 г., что является вполне обоснованным.

В 2018–2020 гг. планируется снижение общего объема расходов федерального бюджета с 18,1% ВВП в 2017 г. до 15,6% ВВП к 2020 г. Отметим, что в период с 2011 по 2017 г. расходы федерального бюджета не опускались ниже 18% ВВП.

В целом эффективность бюджетной консолидации последних лет традиционно оставалась достаточно низкой: с 2013 по 2017 г. расходы федерального бюджета сократились с 18,6 до 18,1% ВВП, при этом они выросли на 24% в номинальном выражении и сократились лишь на 9,7% в реальном выражении. Заметно ухудшилась структура расходов федерального бюджета: сокращению подверглись преимущественно производительные статьи расходов (инвестиции в инфраструктуру, науку и в человеческий капитал). Столь резкое сокращение расходов федерального бюджета – на 2,5 п.п. ВВП за ближайшие три года – связано с подстройкой бюджета под новое бюджетное правило, принятое в июле 2017 г.

Напомним, что, согласно правилу, предельный объем расходов определяется как сумма трех компонентов: 1) базового объема нефтегазовых доходов, рассчитанного при базовой цене на нефть на постоянном уровне 40 долл./барр. марки Urals, и соответствующей ей базовой цене на природный газ; 2) объема ненефтегазовых доходов, рассчитанных в соответствии с базовым вариантом среднесрочного прогноза Минэкономразвития России; 3) расходов по обслуживанию долга. Несмотря на очевидную простоту и понятность данной конструкции, новое бюджетное правило не обладает необходимой устойчивостью: при накоплении средств в Фонде национального благосостояния (ФНБ) хотя бы на уровне 10–15% ВВП начнется сильное политическое давление в сторону пересмотра базовой цены, как это уже было в 2005 г. Кроме того, все компоненты бюджетного правила ведут себя либо проциклично, либо ациклично, что не позволяет удерживать расходы на относительно постоянном уровне.

По нашему мнению, заложенная в проекте бюджета динамика расходов в недостаточной мере позволяет поддерживать за счет бюджета экономический рост и может поставить под угрозу выполнение социальных обязательств (в условиях сохранения текущего законодательства в социальной сфере).

Нам представляется оправданной тактика удержания непроцентных расходов федерального бюджета не ниже 16% ВВП и дефицита федерального бюджета не выше 1,5% ВВП при обеспечении плавного снижения доли непроизводительных расходов (на оборону, правопорядок, госуправление, субсидии госкомпаниям и финансово окупаемым и нститутам развития, социальные расходы) и сохранении текущего уровня налоговой нагрузки. Это позволит соблюсти баланс между необходимостью, с одной стороны, обеспечивать потребности граждан в образовании и здравоохранении, социальной поддержке, общественной безопасности и т.п., а с другой стороны, сохранять достаточно благоприятные условия для ведения бизнеса.

В разрезе функциональной классификации расходов наибольший их прирост в абсолютном и относительном выражении к концу трехлетнего периода, в 2020 г., относительно уровня 2017 г. запланирован по следующим разделам:

– «Обслуживание государственного и муниципального долга» на 149,9 млрд руб., или на 20,8%;

– «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» на 163,5 млрд руб., или на 8,3%;

Видео (кликните для воспроизведения).

– «Образование» на 38,9 млрд руб., или на 6,2%;

– «Здравоохранение» на 46,9 млрд руб., или на 10,4%.

Также предполагается незначительный прирост объемов финансирования в 2020 г. по сравнению с 2017 г. по разделам «Межбюджетные трансферты общего характера» и «Охрана окружающей среды» на 21,5 и 1,9 млрд руб., или на 2,7 и 2,0% соответственно.

Сокращение расходов в долях ВВП к 2020 г. относительно 2017 г. отмечается по большинству разделов, в том числе: «Социальная политика» на 1,1 п.п. ВВП, «Национальная оборона» и «Национальная экономика» на 0,6 п.п. ВВП, «Общегосударственные вопросы» на 0,3 п.п. ВВП, «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» и «Межбюджетные трансферты общего характера» на 0,2 п.п. ВВП, «Образование» и «Физическая культура и спорт» на 0,1 и 0,06 п.п. ВВП соответственно. По остальным разделам функциональной классификации расходы в 2020 г. в долях ВВП остаются на уровне 2017 г. Необходимо отметить существенное снижение именно непроизводительных расходов федерального бюджета.

Доля расходов, распределенных по программам, в общем объеме расходов бюджета в 2020 г. относительно 2017 г. остается неизменной, на уровне 51,5%. Что касается направлений государственных программ, то наибольшая доля расходов за весь период 2018–2020 гг. пойдет на «новое качество жизни» (19,6%) и инновационное развитие экономики (12,5%). Такие крупные направления расходов, как пенсионное обеспечение и поддержание обороноспособности страны, по-прежнему не входят в программную часть федерального бюджета.

Читайте так же:  Повышение пенсий инвалидам 2 группы — последние новости

Особенностью законопроекта становится отказ от федеральных целевых программ (ФЦП) в 5 пилотных госпрограммах. Если в 2017 г. финансируются из бюджета 33 ФЦП, то до 2020 г. планируется профинансировать только 14. При этом мероприятия программ, не потерявшие свою актуальность, предполагается включить в мероприятия действующих подпрограмм или интегрировать во вновь разработанные подпрограммы (например, ФЦП «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности Российской Федерации на период до 2020 года и дальнейшую перспективу» трансформировалась в подпрограмму «Комплексное развитие фармацевтической и медицинской промышленности»).

Следует также отметить, что проектный подход, который должен стать более эффективным инструментом реализации приоритетов государственно й политики, чем ФЦП, пока не интегрирован в полной мере в программный бюджет. Так, по данным Счетной палаты, в бюджете 2017 г. на реализацию приоритетных проектов предусмотрено 122 млрд руб., что составляет 1,3% от программных расходов федерального бюджета.

Секретные и совершенно секретные ассигнования в 2018 г. сократятся на 7,0% до 2 трлн 896,3 млрд руб. (3,0% ВВП) и составят 17,5% расходов федерального бюджета. Несмотря на относительно большую открытость проекта бюджета, доля закрытых расходов по-прежнему более чем на порядок превосходит аналогичные показатели государственных финансов в развитых странах, а значит, его прозрачность едва ли можно признать удовлетворительной.

Основным источником финансирования дефицита федерального бюджета в 2018 г. будут являться средства ФНБ, а в 2019–2020 гг. – государственные заимствования (табл. 2).

2. Источники финансирования дефицита федерального бюджета, млрд руб.

В бюджет Москвы заложен рекордный при Собянине дефицит

Дефицит бюджета Москвы в 2017 г. может составить рекордные при мэре Сергее Собянине 218 млрд руб. (11% доходов), следует из проекта ее бюджета на предстоящую «трехлетку». В действующем законе планировался куда более скромный дефицит – 34 млрд руб. (2%). И хотя теперь Москва ждет и более высоких доходов, этого недостаточно, чтобы компенсировать резкий рост расходов (см. таблицу).

Дефицит увеличивается главным образом из-за роста капитальных расходов, полагает аналитик S&P Карен Вартапетов. Москва планирует потратить на городское строительство в 2016–2019 гг. 1,9 трлн руб. (данные Адресной инвестиционной программы, АИП). В 2017 г. инвестиции увеличатся более чем на четверть по сравнению с действующей программой, а в 2018 г. – на 18% (до 484 млрд и 478 млрд руб. соответственно).

Увеличение расходов на развитие города связано в том числе с размораживанием крупных инфраструктурных проектов, которые правительство Москвы приостановило в 2015 г. из-за неопределенной экономической ситуации, комментирует руководитель департамента экономической политики и развития Максим Решетников. Кроме того, город активно строит метро, готовится к ЧМ-2018, реализует большие программы по модернизации социальной сферы, развитию городской среды, продолжает он.

[1]

Структура доходов бюджета стала более равномерной, по словам руководителя департамента финансов Москвы Елены Зяббаровой. В 2011 г. более 18% налогов поступало от нефтегазового сектора, сейчас – до 4%. В 2012 г., по ее словам, 25% налога на прибыль давала одна организация (крупнейший налогоплательщик – «Газпром»), сейчас доля ни одной компании не превышает 7%.

Львиная часть расходов – по программе «Развитие транспортной системы», в ближайшие годы на нее потратят 1,27 трлн руб. – более 2/3 всей АИП. Больше половины этих денег пойдет на строительство метро – 654 млрд руб. Примерно в 1,5 раза вырастут затраты на строительство автодорог. Эти расходы в 2017 г. планируется увеличить с 99 млрд до 150 млрд руб., в 2018 г. – со 110 млрд до 152 млрд. По сравнению с действующим законом Москва ожидает большего роста доходов, чем планировалось. Но и это консервативный прогноз, считает старший директор Fitch Ratings Владимир Редькин, например, в этом году план по налогу на прибыль будет перевыполнен. Ключевой риск при планировании московского бюджета – невозможность точно прогнозировать поступления налога на прибыль (около 30% доходов), считает Вартапетов. По его словам, он «крайне волатилен» и сильно зависит от налоговых новаций федерального центра. Вартапетов приводит в пример недавнее решение увеличить федеральную долю налога на прибыль с 2 до 3 п. п. из 20%, чтобы перераспределить эти деньги для поддержки бедных регионов. Собянин называл это решение «политическим» и говорил, что «отобрать и поделить» ни к чему хорошему не приводит. Москва может потерять около 30 млрд руб. (прогноз по налогу на прибыль на 2017 г. – 535,7 млрд).

Когда федеральный центр изыскивает все возможности для пополнения бюджета, Москва остается лакомым куском, говорит близкий к мэрии консультант. По его мнению, не исключено, что Москва завысила расходы в том числе и для того, чтобы защитить остатки на счетах. Представитель департамента финансов это не комментирует.

Традиционно в бюджет закладываются максимальные расходы по всем статьям и в конце года часть переносится на следующий год, говорит Редькин. Остатки на счетах по итогам года составляют 150–200 млрд руб., а в течение года могут достигать и нескольких сотен миллиардов рублей (в середине 2015 г. было 508,4 млрд руб.).

На 1 сентября план по расходам выполнен всего на 54% (992 млрд из 1847 млрд руб.), профицит – 226,5 млрд, приводит данные Редькин, даже с учетом ускорения расходов в IV квартале маловероятно, что город потратит все, что собирался. Он ожидает профицита бюджета в 2016 г. (город прогнозирует дефицит в 172 млрд руб.), а в 2017 г. – сбалансированного бюджета или небольшого дефицита.

Минфин: дефицит бюджета за I квартал — 1,4% ВВП

Москва, 13 апреля — «Вести.Экономика» Дефицит федерального бюджета России в январе-марте составил 1,4% ВВП, или 274,2 млрд руб., сообщил в четверг Минфин РФ.

Дефицит Федерального бюджета РФ в 2016 году

Бюджет на текущий год сформирован с дефицитом в 3,2% ВВП при среднегодовой цене нефти $40 за баррель.

В Минфине не исключают поправки в действующий бюджет и сокращение дефицита.

Объем поступивших доходов в январе-марте достиг 3 632 564,9 млн руб., или 26,9% к проекту доходов федерального бюджета.

Расходы составили 3 906 771,8 млн руб., или 24,1% к плану, дефицит – 274 206,9 млн руб.

Сальдо источников внутреннего и внешнего финансирования дефицита федерального бюджета за отчетный период составило 315 676,3 млн руб. и (-) 41 469,4 млн руб. соответственно.

Доходы федерального бюджета за январь-март 2017 г. в разрезе федеральных органов исполнительной власти — администраторов доходов федерального бюджета, на которые приходятся максимальные объемы администрируемых доходов:

Федеральной налоговой службой – в сумме 2 382 206,1 млн руб., или 30,0% к прогнозным показателям доходов федерального бюджета на 2017 г.;

Читайте так же:  Закон разрешит трудовым инспекторам и судебным приставам взыскивать с работодателей невыплаченные су

Федеральной таможенной службой – 1 029 209,0 млн руб., или 24,4% к плану;

другими федеральными органами – в сумме 221 149,8 млн руб., 16,5% к плану;

Федеральный бюджет: проект, прогнозы, дефицит бюджета

Бюджет России в 2018 году станет профицитным (его доходы превысят расходы) впервые за семь лет, следует из обзора «Картина экономики», который в понедельник опубликовало Минэкономразвития.

«Федеральный бюджет закончит 2018 год с профицитом около 1% ВВП», — считают в министерстве.

Последний раз доходы федерального бюджета превышали расходы в 2011 году (профицит в 0,43% ВВП, по данным терминала Bloomberg). С тех пор наблюдался дефицит, который рос ежегодно: если в 2012 году он составлял лишь 0,22% ВВП, то к 2016 году увеличился до 3,94%. В 2017 году дефицит бюджета, как оценивал Минфин, снизился и составил лишь 1,6% ВВП (1,5 трлн руб.).

Минэкономразвития оценивает дефицит в 2017 году в 1,5% ВВП (еще в конце 2016 года Минфин в проекте бюджета ожидал дефицита на уровне свыше 3%). Ведомство называет это одним из результатов макроэкономической стабилизации, которую обеспечили структурные реформы в макроэкономической политике: таргетирование инфляции, плавающий валютный курс, адаптация бюджета к низким ценам на нефть и введение бюджетного правила с ценой отсечения $40 (при нефти дороже этой отметки дополнительные доходы идут в резервы), а также «полноценное введение механизма, снижающего влияние волатильности цен на нефть на внутреннюю экономику».

Эксперты министерства также предсказывают увеличение Фонда национального благосостояния (ФНБ) в 2018 году на $50 млрд. ФНБ с этого года остался единственным суверенным фондом — Резервный фонд, из которого финансировался дефицит, по итогам прошлого года обнулился. Он официально прекратит свое существование с 1 февраля, сообщал Минфин. Покрывать дефицит будут за счет ФНБ. При этом правительству, как заявлял министр финансов Антон Силуанов, удалось «значительно сократить траты наших резервов, как средств Резервного фонда, так и ФНБ», чему помогло бюджетное правило.

Федеральный бюджет: проект, прогнозы, дефицит бюджета

Россия при Путине беспрерывно наращивала траты — на социальное обеспечение, на оборонный комплекс, на чиновничий аппарат. Это позволяла делать дорожавшая, а в последние годы, до обвала 2014-го, неприлично дорогая нефть.

Все изменилось в 2014 году. Власти по инерции продолжали тратить деньги, направлять сотни миллиардов рублей на антикризисные программы поддержки отраслей, оплачивать обещанный рост пенсий и пособий, но санкции закрыли для правительства международный финансовый рынок, а накалившаяся геополитическая обстановка вынудила тратить на военные цели все больше и больше. Обвал цен на нефть привел к драматическому сокращению нефтегазовых доходов, и казне пришлось проедать сбережения резервных фондов.

Переломным стал 2016 год, по итогам которого бюджет недосчитается более 2,6 трлн руб. нефтегазовых доходов (по сравнению с 2014-м), а их доля в общих доходах сокращается до 36% (по сравнению с 50% два года назад). Расходы достигнут пика из-за господдержки оборонных предприятий, а бюджетный дефицит вырастет до максимума за шесть лет. Правительство решило, что дальше так жить нельзя, и приготовилось затянуть пояса.

В номинальном выражении расходы бюджета в следующем году сокращаются впервые с начала 2000-х, хотя и весьма незначительно, а доходы должны вырасти к 2019 году на 11% относительно уровня текущего года. За счет опережающего роста доходов власти рассчитывают сократить бюджетный дефицит до 1% ВВП в 2019 году по сравнению с 3,7% ВВП по итогам 2016-го.

Несколько иная картина открывается, если посмотреть на динамику бюджета в реальном выражении — в сопоставимых ценах (методику пересчета см. в разделе «Как мы считали» в конце исследования). Оказывается, что расходная часть бюджета сокращается с 2014 года, то есть уже третий год подряд, что интуитивно согласуется с ощущением пресловутого «денег нет». А к 2019 году, если все пойдет по суровому плану Минфина, реальные расходы сожмутся на 15,7% относительно 2016 года. Таким образом, прямо сейчас Россия находится примерно в середине пятилетнего цикла сжатия бюджетных расходов в реальном выражении.

Реальные же доходы в течение предстоящей трехлетки практически не растут, застыв возле отметки 13 трлн руб. — уровня 2009–2010 годов. И к концу 2019 года доходы, скорректированные на инфляцию, не превысят сопоставимых значений 2016 года.

[2]

Расходы сокращаются параллельно с экономической активностью (ВВП в 2016 году снизится второй год подряд). Получается, что российские власти предпочли следовать так называемой проциклической политике и сокращают бюджет, когда экономика находится в рецессии. Именно так действовали проблемные страны еврозоны после мирового финансового кризиса 2008–2009 годов, и это не помогло им оживить экономику.

Некоторые эксперты, в частности с экономического факультета МГУ, в своем заключении на бюджет 2017–2019 годов считают, что в условиях текущего экономического кризиса российская бюджетная политика должна быть контрциклической, то есть активно стимулировать экономический рост. Дефицит при этом увеличивается за счет приватизации и внутренних заимствований, а бюджетную консолидацию можно начать потом, когда возобновится экономический рост. Но авторы бюджета из Минфина с таким сценарием не согласны.

В эпоху нефтяного благополучия поступления от внешней торговли, складывающиеся в основном из экспортных пошлин на нефть, газ и нефтепродукты, приносили государству от 30 до 41% общих доходов, видно из данных РБК. Нынешняя пора низких цен на нефть привела к сокращению этой доли ниже 20%.

На фоне падения доходов, напрямую зависящих от мировой цены на нефть, структура доходной части драматически меняется на наших глазах. Власти начали активно восполнять недополученные нефтегазовые доходы ростом поступлений от внутренних налогов (НДС, акцизы), а также повышением налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), которое при низких ценах на энергоносители перекрывает снижение экспортных пошлин.

В итоге, как следует из данных РБК, доля поступлений от внутреннего НДС и акцизов увеличится к 2019 году более чем на 10 п.п. относительно 2014 года и превысит 30%. Власти связывали значительную часть роста от НДС с улучшением администрирования (АСК-НДС-2, автоматизированная система контроля за уплатой налога). С 2017 года правительство значительно повышает акцизы на табак и алкоголь, вводит акциз на электронные сигареты и никотинсодержащие жидкости. Кроме того, проект трехлетнего бюджета делает ставку на ряд «мобилизационных» решений, таких как взимание с госкомпаний и ФГУП 50% прибыли в виде дивидендов.

Силовики, военные и социальная поддержка — вот что составляет основную часть расходов федерального бюджета.

С точки зрения расходов российский бюджет силовой и социальный. Самую большую долю в расходах традиционно занимает раздел «Социальная политика» (социальные пособия, трансферты Пенсионному фонду и т.д.), к 2019 году эти расходы достигнут почти 30% всего бюджета.

В 2016 году с социальными расходами сопоставимы затраты на оборону (27,1 и 22,8% соответственно). Но в следующие три года оборонные расходы снизятся и не будут превышать 16,7% расходной части, если, конечно, военные не пролоббируют, как и в 2016 году, резкое увеличение ассигнований по сравнению с запланированными. Пока же секвестр военных расходов, кажется, вполне согласуется с «умиротворяющим» тоном недавнего послания Владимира Путина Федеральному собранию: «Мы не хотим противостояния ни с кем, оно нам не нужно: ни нам, ни нашим партнерам, ни мировому сообществу. В отличие от некоторых зарубежных коллег, которые видят в России противника, мы не ищем и никогда не искали врагов».

Читайте так же:  Доплата пенсионерам, последние новости

Еще одна «силовая» статья — расходы на национальную безопасность — в последние годы держалась на уровне 12,5–15,5% от расходов в целом, однако сократилась до 11,4% в 2016 году. В ходе следующей бюджетной трехлетки расходы на правоохранительные и следственные органы, внутренние войска и спецслужбы будут стабильно балансировать возле отметки в 11% от общих бюджетных расходов.

Траты на здравоохранение и образование традиционно считаются инвестициями в человеческий капитал, и в ракурсе федерального бюджета с этими инвестициями не все хорошо. Но относительно низкие (и снижающиеся) федеральные расходы на эти цели не должны вводить в заблуждение: если смотреть на бюджетную систему в целом (федеральный бюджет, бюджеты регионов и внебюджетных фондов), цифры выглядят совсем иначе, поскольку основная часть расходов на образование и здравоохранение ложится на плечи регионов. Например, в 2015 году совокупные затраты федерального центра и субъектов на здравоохранение составили 22%, а на образование — 23% от общих расходов бюджетной системы. Это сопоставимо с оборонными расходами, на долю которых в консолидированном бюджете приходится 24%.

Госдолг — далеко не самая большая проблема России. На конец 2016 года он составит чуть более 16% ВВП, в то время как, например, госдолг стран еврозоны превышает 90% ВВП, госдолг США — 100% ВВП. Но власти постепенно наращивают его и не собираются останавливаться: именно госдолг должен помочь финансировать бюджетный дефицит при исчерпании резервных фондов.

В 2016 году сумма внешнего (пересчитан в рубли по курсу из прогноза Минэкономразвития) и внутреннего государственного долга должна вырасти на 653 млрд руб. При этом уже в 2017 году рост должен составить 1,48 трлн руб., в 2018-м — 1,54 трлн руб. В 2019-м власти планируют немного сбавить темпы заимствований — до 1,41 трлн руб. Таким образом, в 2019 году размер госдолга составит 15,4 трлн руб., это чуть меньше общих расходов бюджета в том же году.

В условиях истощения резервов именно государственные займы становятся важным источником, с помощью которого покрывается бюджетный дефицит. Соответственно, ежегодно увеличиваются и расходы на обслуживание долга. Еще в прошлом году они составляли 556 млрд руб., но к 2019-му достигнут 870 млрд руб.

При этом власти делают ставку на внутренние займы: в 2016 году, например, их доля в общем объеме госдолга составляет 66,7%, а в 2019 году ее размер увеличится до 75,2%. О том, что Минфин рассчитывает в основном на внутренние заимствования, глава министерства Антон Силуанов говорил еще в июне на Петербургском экономическом форуме. «Потому что с внешними заимствованиями, видите — пытаются везде палки вставлять нам в колеса. Можно, конечно, выходить на рынок внешних заимствований более агрессивно, но надо понимать, что инвесторы сейчас не хотят ссориться с западными властями», — объяснял он.

В бюджете высока доля непрозрачных расходов, в которую можно включить как засекреченные траты, так и с некоторой натяжкой ассигнования, проходящие по статьям «другие расходы». Чаще всего власти склонны засекречивать расходы на военных и силовиков.

Расходы бюджета не всегда прозрачны или скорее прозрачны только в части статей. Доля секретных трат стабильно растет с 2012 года — если тогда она составляла 11,6%, то к 2016 году увеличится до 21,8%, что станет постсоветским максимумом. Но в следующем году власти сократят секретные расходы: уже в 2017 году они должны составить только 17%, в 2018-м — 16,7%, а в 2019-м вернуться на уровень 17%. Судя по поправкам ко второму чтению бюджета 7 декабря, у властей есть установка выводить из секретной части по крайней мере расходы, напрямую не связанные с обороной и госбезопасностью.

Традиционно самой секретной статьей является «Национальная оборона»: в 2016 году доля скрытых расходов по ней составляет 71,9%. Второе место занимают секретные затраты на национальную безопасность и правоохранительную деятельность (33,17% от всех расходов по этой статье). Данные по другим разделам более прозрачны: доля скрытых затрат в них не превышает 9%.

В стране, где цены растут в среднем на 9,5% в год (по данным Росстата за 2006–2015 годы), номинальные денежные показатели сами по себе не способны дать полную картину. Например, если государственные расходы на здравоохранение выросли в энном году на 10% по сравнению с предыдущим годом, а инфляция составила 20%, очевидно, что о реальном росте расходов говорить не приходится.

Чтобы обеспечить сопоставимость бюджетных данных по годам и проследить «реальную» динамику доходов и расходов государства, мы скорректировали данные на среднегодовую инфляцию, пересчитав их к ценам 2016 года. Иными словами, доходы и расходы бюджета, ожидаемые по итогам 2016 года (согласно октябрьским поправкам Минфина в бюджет), были взяты за точку отсчета, а фактические показатели предыдущих годов пересчитаны с учетом инфляции. Таким образом, скорректированные показатели прошедших лет оказались выше, чем номинальные, а показатели последующих годов — ниже. Ни один из методов приведения номинальных цифр к реальным не является безупречным, но плюс использования среднегодовой инфляции в том, что интуитивно рост цен более понятен, чем, например, специальные коэффициенты-дефляторы, рассчитываемые Росстатом.

Кроме того, данные по среднегодовой инфляции с 1990-х годов, основанные на статистике Росстата, есть в базе данных Международного валютного фонда (МВФ), а прогнозные значения среднегодовой инфляции на 2016–2019 годы взяты из базового макроэкономическом прогноза Минэкономразвития, положенного в основу бюджетных проектировок. «В текущих условиях я бы тоже дефлировал индексом потребительских цен, так как, во-первых, это более чем общепринято, во-вторых, другого дефлятора сейчас действительно нет», — подтвердил уместность расчетов РБК старший аналитик группы исследований и прогнозирования АКРА Дмитрий Куликов.

Видео (кликните для воспроизведения).

При участии Владимира Дергачева, Полины Звездиной, Антона Фейнберга, Евгения Евтеева

Федеральный бюджет проект, прогнозы, дефицит бюджета
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here